Отложенная жизнь 22-летнего шефа

Не было ни одного дня, когда я бы подумал о смене работы. Вообще быть поваром — значит постоянно двигаться на максимальных скоростях, нервничать, принимать вызов, сталкиваться со странными людьми. Кто-то психует, а я от этого прихожу в полный восторг. Как в кино.

Подробнее

Третий уровень пития

Алкоголь — легализованный наркотик, обросший со всех сторон традициями: Новый год, встречи с друзьями, а если ты русский и не пьёшь, это как-то подозрительно. У меня были зашивки, были периоды гедонизмам: под рыбку белое, а там розе, а с устрицами сухой мартини. Но и гедонизм сложно контролировать. Все алкоголики говорят, что знают себе меру, а потом напиваются. Потому что если маховик раскрутился, его уже не удержать. Это как с сексом.

Подробнее

Эд Мацаберидзе, который любит не только еду

Актер и экс-ведущий программы «Еда, я люблю тебя» Эд Мацаберидзе рассказывает о своём продовольственном шовинизме, самых невкусных странах, «измене» Серебрякова и о том, где и как можно изменять вторым половинам. — У большинства людей проблемы с описанием вкуса. А ты вон как разнообразен в программах. Ты импровизируешь или это домашние заготовки? — Все, что там […]

Подробнее

Дмитрий Соколов: Гостей надо лечить

Вот в ресторан идут за наслаждением: закуска, салат, суп, горячее, десерт. А почему с алкоголем-то так нельзя? Почему некоторые чудаки приходят и заказывают сразу пять лонгайлендов? Или пять пива — пять водки? Ты же не приходишь в ресторан, чтобы сожрать пять стейков подряд или пять карбонар!

Подробнее

Ешьте алкоголь, он калорийный

Бартендер, ресторатор (The Real McCoy, Delicatessen, Юность), член Bartender Brothers, один из организаторов премии BarProof Вячеслав Ланкин рассказал о сложностях воспитания детей, о том, кто сегодня ходит в бары, и что едят настоящие рок-н-рольщики. — Жизнь в последние 10 лет круто изменилась. Кто сейчас ходит в бары и зачем? — Сейчас в бары ходят дети […]

Подробнее

Виктор Майнцер: У русских сложные отношения с хлебом

Вообще-то Виктор Майнцер должен был ехать работать в Китай, у него уже и договор на столе лежал. Но он поехал в Нижний Новгород открывать пекарню — кондитерскую «Круассан Дорэ» в лучших традициях Германии и Швейцарии. Впрочем, быстро выяснилось, что россияне с пекарнями пока на «вы». Мы здесь не завтракаем и не обедаем, хлеб нас из […]

Подробнее

Алексей Свиридов и членистоногие

С Алексеем Свиридовым мы говорим в недавно открывшемся доме — баре «Горький», где за недорого можно съесть дюжину раков под пиво и сидр. В проекте он участвует как ресторанный консультант. Любит такие проекты, чтобы модненько и с индивидуальностью. «Салют» с «Совком»» тоже такие. Правда, там он исполнительный директор и занимается все больше бумажками и органами. […]

Подробнее

Кормить по-русски

Неожиданно для нас обоих мы с бренд-шефом тульско-московского ресторана «Марк и Лев» Михаилом Лукашонком сыграли в доброго и злого полицейского на поварском конкурсе на фестивале «Арзамасский гусь». Он встал на защиту региональных поваров, хотя у него и не шибко получилось. Зато сам он один из наиболее успешных мастеров современной локальной кухни и может написать книгу […]

Подробнее

Низкая самооценка русских поваров и немного позитива

Шведский повар, шеф-инструктор программы Culinary Arts в SWISSAM Business School, Карл Юнас Грип рассуждает о том, почему российские повара стесняются себя и своих продуктов. И, насмотревшись на наших поваров на фестивале «Арзамасский гусь», ставит диагноз современной российской гастрономии.

Подробнее

Счастливый повар Вадим Мальчиков

Я приблизительно могу представить, каким должен быть идеальный пиарщик, физик, шахматист, водитель трамвая и даже пожарный. Но весь мой опыт общения с современными поварами убеждает меня в том, что идеальной модели у них нет. Шеф-повар может быть как блестящим весельчаком с половником, так и утонченным молчуном с пинцетом. Но все же обычно это взрослый состоявшийся […]

Подробнее