Пьющая женщина

С винным консультантом «Дегустационного бюро» Екатериной Захаровой я давно хотела записать интервью, очень уж она кинематографична. Не совсем ясно, что эта дивная павлинообразная птица делает в нашей нижегородской голубиной действительности. А гляди ты, живет, пьет хорошее вино и свято верит, что и простые смертные вскоре начнут пить брют вместо «Трех стариков».

— У нас 26 часов на диктофоне. Нам хватит?

— Не так уж и много, если речь идет о вине!

— Как же тебя так зацепило вино?

— Я всем говорю, что я энофил в первом поколении. Мои родители настолько далеки от этой темы, насколько это вообще возможно для советского человека. Лет пять назад я отдыхала в Крыму, страдала там от недостатка сухих вин, все только сладкое, а я никогда его не любила. На обратном пути в самолете рядом сидела девушка и читала рукописный трактат. Я пригляделась — оказалось, о вине. Видимо, она училась на какого-то винного специалиста. Вот тогда я впервые задумалась о вине как о чем-то большем, чем просто о вкусном напитке. Стало интересно погрузиться в эту тему серьезно. Находясь в самолете, я была поближе к небесной канцелярии — наверное, потому нечаянно посланный запрос дошел, и относительно быстро.

— Что стало первым знаком?

— Мой приятель Андрей Горбачёв. Звонит однажды и говорит, что собирается брать частные уроки у сомелье, но в одиночку ходить дороговато, нет ли у меня желания присоединиться? Конечно, я даже не раздумывала! Мы быстро сформировали группу, в которой, помимо нас с Андреем, были Тимофей Зуев, Катя Смычек и Ваня Моисеев (владельцы Time For Wine — прим. К.С.) Пошли учиться чуть ли не 1 сентября, как школьнички.

(Тут Екатерине приносят ее Prosecco Lunetta, а мне Chardonnay. «Маловато пузырьков у моего. Правда, может, это из-за бокала: чем острее дно, тем больше пузырьков. Форма бокала очень важна, правильный бокал помогает ощутить больше тонкостей вкуса и аромата. Мое, кажется, было открыто пару дней назад. (Позднее, когда мы спросили у официанта, догадка Захаровой подтвердилась). А твое шардоне молодое, в бочке не выдерживалось, пахнет тропическими фруктами и немного свежей травой. К овощам будет отличной парой». — прим. К.С.)

— Так вот, нам повезло попасть в ученики к Маргарите Краснопольской. Эта прекрасная женщина, в прошлом хороший пиарщик, к вину пришла уже в сознательном возрасте, училась сначала в Москве, в школе «Энотрия», потом в Лондоне, в международной школе Wine and Spirit Education Trust (WSET). багаж знаний за плечами внушительный. Мы пришли на занятия юными, восторженными, с горящими глазами и диким интересом в новым знаниям и тут же нашли в Маргарите единомышленника и доброго наставника. Учиться было очень интересно, хотя и непросто: всякий раз мы «проглатывали» большой блок теории, прежде чем перейти к практике — 6-10 бутылок за занятие.
Всякий раз вспоминаю нашу Маргариту добрым словом и считаю эти уроки одной из самых больших удач в жизни.

— Недешевое хобби наверняка?

— Да, одно занятие обходилось дороже, чем обычная дегустация, но оно того стоило. Мы были готовы к любым трудностям.
И наверняка учились бы дальше, но наша наставница покинула Нижний Новгород, и учеба внезапно завершилась.
Мы, конечно, не собирались бросать обучение. И очень хотелось применять полученные знания на практике. Ребята, например, решились открыть свой винный бар.

— Почему не ты?

— Вот, все думали, что это сделаю я, потому что я кажусь всем этаким первопроходцем. А мне пока совсем не хочется стоять за стойкой, да и какой-то четкой концепции заведения в голове все еще нет. Первый винный бар в Нижнем открыли Екатерина Смычек и Иван Моисеев, и свои первые дегустации я провела в его стенах. Потом поняла, что хочется пробовать разные форматы и расширить число площадок. Так появилось «Дегустационное бюро». Сейчас работаю одна, это очень удобно — с собой всегда можно договориться и проще организоваться.

— А в городе не тесно от стольких специалистов по вину?

— Совсем нет. Мы, в итоге, сейчас практически не пересекаемся по аудитории. Я работаю преимущественно с новичками в мире вина — заинтересованными в его изучении и просто любопытствующими. В «Time for wine» и другие винные заведения приходят те, кто уже имеет какие-либо знания и хочет развиваться дальше. Моя миссия в том, чтобы показать людям, что вино — это не только напиток для праздничного стола, но и отличный компаньон, украшение повседневного ужина, катализатор задушевных разговоров.
За последний год перепробовала много форматов, мне нравится органично встраивать вино в самые разные мероприятия. Абсолютно уверена, что с хорошего welcome-drink’а, как с вешалки в театре, начинается хорошее торжество.
Нельзя экономить на довольных улыбках своих гостей.

— Вино тебя содержит?

— К сожалению, пока не на все 100%. Но я стараюсь, чтобы из хобби вино превратилось в основательное дело жизни.

— А какая, кстати, активность тебя бы устроила?

— Хотелось бы несколько дегустаций в неделю, чтобы можно было освободить время для встреч, утренней йоги и других интересов.

— Веришь, что это возможно в Нижнем?

— Верю. Хотя начинать, конечно, проще, если есть подготовленный «финансовый аэродром». Ну или мужчина, который тебя поддерживает, в том числе материально. Хотя бы на старте.

— А есть такой мужчина?

— Я пока полностью автономная единица.

— Ну ок, сейчас потенциальные меценаты прочитают и решат тебя облагодетельствовать. Так что ты сразу скажи, какие мужчины тебе нравятся? Пьющие?

— Вариативно пьющие. Мне нравятся люди, которые могут вписаться в любую компанию и адаптируются в жизненных ситуациях. Нравятся активные люди с горящими глазами, которым интересно жить, которые знают, что хотят. Яркие, со всех сторон гармоничные личности — я тот еще визуал. Ну, и, если мы говорим об отношениях, немаловажно совпадение базовых интересов, модели семьи. Меня настораживают великовозрастные мужчины без жен, детей и прошлого. Ты чем занимался все это время? Может, тебе и семьи не нужно вовсе?
Ввиду того, что сейчас жизнь пестрит всякими активностями, мне уже, конечно, хочется заземлиться и остепениться.
Хотя я довольно поздно начала, признаться.

— Начала быть плохой девочкой?

— Что-то вроде того. Я-то, как раз, всегда была очень хорошим послушным ребенком. Вино первый раз попробовала толком лет в 18. Поэтому, когда мои дети будут говорить мне: «ну мам, ну вспомни себя в наши 15!», я ничего бесшабашного и не вспомню. И начну вспоминать себя в 27. С детства была вдумчивым серьезным человеком, и только сейчас разрешаю себе радоваться жизни и расслабляться.

— Да, твоя внешность говорит о нахождении в поиске себя.

— Результат серьезной работы и тяги к экспериментам. Я и правда меняюсь быстрее, чем ко мне успевают привыкнуть.
А если честно, со временем начинаешь понимать, что одной не так уж и плохо. И вот это, как раз, плохо 🙂
В холостяцкой жизни мне не хватает двух вещей: возможности обниматься когда вздумается и возможности поделиться первой пришедшей в голову глупостью. Но и это все не имеет смысла без совпадения базовых ценностей. Чтобы все паззлы совпали, нужно столько неслучайных совпадений.

— Допустим, все сошлось. Мужчина есть, и он поддерживает. Ты бросаешь работу и занимаешься только вином, нарабатываешь себе аудиторию и отпочковываешься в финансовом плане.

— Для меня как для прагматика денежный вопрос важен, да.

— Сколько тебе на все это надо времени?

— Хочу управиться до конца 16 года.

— Оптимист.

— Наверное, для безбедного существования только за счёт вина нужно все же чуть больше времени.
Все в моих руках. И рынок развивается, медленно, но верно. Абсолютному большинству нижегородских кофеен нет и пяти лет, а винная тема вообще только вчера появилась. Ничего, скоро догоним столицы. Мне важно быть у истоков.

— Не боишься, что протопчешь дорогу, а остальные тебя на ней же потом обгонят? Кто вообще может тебя перегнать?

— Ой, да почти кто угодно, при желании. Пусть обгоняют, я буду рада, если винных специалистов будет больше.
Аудитории хватит на всех. Касательно развития еще: я, например, мечтаю, чтобы появился бар, где были бы исключительно русские вина. Это интересно и такого пока у нас нет. И еще меня расстраивает, что в заведениях персонал часто не разбирается в вине.

IMG_0743

— Иногда и сам шеф не может дать внятную рекомендацию, какое вино лучше
подчеркнет его блюдо.

— Да, порой хочется распечатать свои записи и раздавать в кафе и ресторанах, но ведь не факт, что будут читать и учить. Жаль, что компании не организуют обучающие семинары на эту тему для персонала заведений.

— Это легко объяснимо. Считается, что нет смысла тратить деньги на подобные семинары, потому что: гости не разбираются в вине, а обученный персонал всё равно потом свалит либо в другой ресторан, либо работать по специальности — юристами или экономистами. А чаще всего вообще пиарщиками. Для них даже дегустаций их меню не устраивают.

— Мне однажды во Franky подали красное вино таким образом, что я вряд ли закажу его там повторно. Принесли теплое, девочка очень долго открывала, путаясь со штопором, накрошила пробку в вино. И еще почти у всех в Нижнем до сих пор грустные, стандартизированные винные карты.

— Вина по бокалам вообще можно брать?

— Если пришла одна, логичнее всего так и поступить. Ты же бутылку не выпьешь в один присест?

— Но сколько я съем на закусь!

— Если пришли вдвоем-втроем, то берите бутылку, это, в пересчете, и дешевле, и безопаснее.

— Как к домашним винам относишься в нижегородских заведениях?

— Я в них не верю. Обычно это нечто сладкое неизвестного происхождения. Ни в одном заведении я не смогла получить сертификат, мне даже не сказали толком, где они его берут. Так что, скорее всего, под видом домашнего вина вам подадут полусладкие-полусухие дешевые столовые вина.

— Тебе хотелось бы самой делать вино?

Нет. Это колоссальный багаж знаний и большое желание созидать. Мне гораздо приятнее знакомить людей с гарантированно хорошим вином, чем становиться еще одним производителем не слишком хорошего.

— С сырами та же история, только их делать быстрее.

— Да, домашние продукты становятся все более популярны. И любителей хорошей кухни и хорошего вина со временем будет все больше.
Я работаю над этим.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *