17 шефов и одна кухня

Как прошёл ужин — сет в пользу шефа Максима Смирнова.

Вы представляете, что такое 17 шефов на кухне?
Это как минимум весело. К тому же, вскоре к ним присоединился восемнадцатый — Константин Ивлев. Он заявил, что если бы ему сообщили об ужине заранее, с удовольствием что-нибудь бы приготовил. «А пока могу только попиздеть». Впрочем, занимался он этим недолго, все больше фоткался на кухне «Безухова».

Готовили наши. А те, кто не готовил, работали официантами. Наш столик, например, чаще всего обслуживали Серёжа Уханов (Совок, Салют, Юла), Дима Степанов (бренд-шеф BerezkaGroup), Руслан Галузо (Мокроусов) и Александр Голышев (Ока).

Сначала был бодрый коктейль от Кирилла Сулимы с игристым и аперолем. Если бы не просвечивающий сквозь него Юрий Попов, можно было бы решить, что у нас Новый год. Ещё все зачем-то набросились на хлеб с солью, но это вполне в духе русского человека.

 

Первую подачу представил вообще не шеф, а Егор Уваров (Звезда бургерс), это был облепиховый аперитив в трёх текстурах: творог, чипс, сорбет. Отличный получился десерт, несмотря на то, сам Егор возмущался и говорил много слов об очищении рецепторов и прочей подготовке тела к ужину.

 

 

Второй была растерзанная и расхристанная треска Александра Николаенко (Butch & Dutch): тартар из трески с её же печенью в трёх текстурах. После того, как Уваров так тщательно обработал наши рецепторы, Николаенко нас просто нокаутировал солью и копчением. Яркое такое блюдо, можно даже сказать агрессивное. Треска оказалась той ещё стервой, я бы её засунула подальше, за нерку с рапанами. Но сама по себе она была хороша.

 

 

Севиче из нерки и креветки Илья Травкин (Tiffani Bar) притопил в азиатском соусе, нервно прохихикав про «секретный ингредиент», а на моё замечание «я имею права знать, что я ем» ответил, что нет, не имею. Дерзкий такой, играется. Но я подозреваю, что когда на кухне 17 поваров, может произойти всякое, и сам Травкин вполне мог быть не в курсе, что у него там в соусе. Впрочем, севиче, пожалуй, мой фаворит этого ужина.

 

 

Андрей Сулима приготовил нежных черноморских рапанов с ачаром с сушеным диким армянским щавелём, с соусом из сметаны с аджикой и конфитюром из армянской айвы и узбекского лимона. Блюдо получилось очень деликатным и нежным, как цветочек, чего нельзя было бы ждать от каждого ингредиента в отдельности, а вместе они замироточили.

 

Дмитрий Дмитриенко (Митрич) угощал балантином из креветки и угря с картофелем и кревечточным маслом. Нежнятина. Хотя я ждала чуть больше сладости от того же угря, но по результатам моего опроса, многие назвали именно это блюдо любимым в тот вечер.

 

 

Александр Кураев (Безухов) щекотал нас черничным медовиком. Хотя по мне, так получился скорее медовый черновик.

 

Я всосала всю лавандовую пыль со своей и соседней тарелки, а вот сам десерт был уже перебором. И ещё я наверное просто начала нервничать, потому что за алкоголем и едой мы как-то подзабыли о цели вечера.

Но тут нам поставили видео-обращение Макса Смирнова из больницы (там он оказался в результате автоаварии). И мы все вспомнили. И про Максима. И про «бесплатное» здравоохранение в стране.

Ребята обещали сделать карту, куда бы мы могли кидать деньги Максу на лечение. Это особенно актуально для социопатов, которые хотят помочь, но не хотят отсвечивать в ресторанах. А для экстравертов скоро будут ещё два ужина: в Угольке и в Тиффани, на последний обещают привезти Антона Ковалькова.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *