Как не *бнуться в мире, где все разбираются в еде лучше тебя

Как безвкусица в общепите помогают сохранять душевное спокойствие. И почему вам совершенно не нужно комплексовать, если вы не любите бургеры, не молитесь на вьетнамскую кухню и стараетесь не есть сырое мясо.

О «Самурай» я буквально споткнулась на улице Большая Печёрская. Это такая альтернативная реальность в мире концепций. У всех моно или хотя бы стерео. А здесь фьюжн из роллов, цезарей и паст. Самурай сегодня занял нишу когда-то успешного «Молоко». В котором теперь есть нельзя абсолютно, потому что в селёдке под шубой может совершенно не оказаться селёдки, и это никак не скажется ни на цене, ни на описании в меню.

В «Самурае» селёдка есть, и даже сало есть. Это в доску обрусевший самурай для простых голодных людей. Которые не следят за трендами, но хотят, чтобы было «как в ресторане». Похожая еда ещё осталась в Besso, но там на стенах трещины и на столах следы сигаретных терпелок, а здесь чистенько и симпатично.

Такое ощущение, что всю модную четыре года назад цветную мягкую мебель прибило волнами времени именно к этому берегу. Тех заведений уже нет, но если приложить ухо к сиденью, то вот же они — шумят. Вот сиреневый стеганый диван, вон плюшевое серое кресло. Подушечки из «Икеа» или «Избранного», гигантская буква «А» вся в лампочках притулилась у стены. Люстра в стиле почившего «Улья» или «Тако» времён былого могущества соседствуют с инсталляцией из литровых банок, которые можно встретить сегодня в разных хачапурных. Ещё чуть-чуть и я впаду в искушение — начну отгадывать, из каких заведений приехали все эти вещи.

Немодным, но и небедным людям из соседних офисов на все это наплевать. Они хотят есть. И сменить атмосферу офиса на что-нибудь более праздничное. Бизнес-ланч здесь стоит 240₽, это значительно дешевле, чем в «Хурме» или «Рыбе и крабах» на той же улице. А разницы эти люди не замечают. И дело не в людях. Если вдуматься, она действительно иллюзорна.

Только, казалось бы, отмахались веником от капкейков со смузями, как со всех сторон понабежали бургерожоры и стейкоёбы. А признаться сегодня, что ты не понимаешь тартары, избегаешь том-ямов и не горишь желанием жрать фо-бо на завтрак, обед и ужин, все равно, что признаться, что ты не читаешь книг, пьёшь растворимый кофе с молоком и добываешь огонь трением.

При таком раскладе делать кафе с нормальной едой для нормальных людей сегодня — настоящий вызов. Когда каждый второй ведёт или ходит на курсы сомелье, а каждый третий открывает бар крафтового пива, стыдно признаться, что ты не разбираешься в сидрах. И остаётся тихонько наливаться водкой на встречах с более прогрессивными приятелями, чтобы только не думать, что они со всеми своими «стаутами» и «вайнами» здорово смахивают на педиков.

Я к тому, что все мы сейчас наиграемся в гастрономию, тренды и фалафели с пинсами, и нас отпустит. Вынырнут из небытия смешанные форматы с недизайнерскими интерьерами (над которыми, конечно, будут трудиться лучшие дизайнеры), и нервозность в обществе немолодых и немодных пойдёт на спад.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *