Экспедиция: северная кухня в Нижнем Новгороде

Долгое время этот проект ассоциировался в моем сознании не с бравыми ребятами — покорителями высот, глубин и непогод, а со всякими нелепыми штуками типа варежек для влюбленных и пьяных фантов, о которых стыдно заговаривать с приличными людьми. А потом я побывала на Празднике еды, который в московском парке Горького организовывал журнал Афиша Еда. И оказалось, что «Экспедиция» — это еще и ресторан, в котором превращают в котлеты гордых лесных обитателей. Теперь такой ресторан есть и в Нижнем Новгороде.

Пять лет назад мы лазили по крыше всех этих полудомов — полубараков с будущим мужем и фотографом — снимали предсвадебную лав-стори. Я еще тогда поражалась: вид, центр, кремль, а тут прямо какой-то медвежий угол. Теперь в этом углу натуральным образом можно съесть медведя. Хотя и не без приключений.

Они начинаются сразу. Все такси мира будут уверены, что к кремлю подъезжать с тыла нельзя и попытаются высадить вас с задов. Холл встретит вас совершенно не ресторанным запахом. Хостесс — серией идиотских вопросов: «Вы к нам?» «Вы поесть?» Нет, блин, я на вертолете покататься, у вас же есть вроде в зале?

В гардеробе и вовсе поджидает веселый персонаж: весь в татуировках, с трясущимися руками и фингалом под глазом. Потом вы скорее всего отправитесь мыть руки, и туалет тоже произведет на вас неоднозначное впечатление. С одной стороны, хорошо, что в дырку в полу писать не придется — сантехника чистая и новая, есть даже одноразовые сидения на унитазы. С другой стороны, замки уже явно дышат на ладан и к вам то и дело норовят ворваться другие гости. За дурацкой дешевой урной с педалькой нужно лезть за унитаз. Зато у раковин встречают тканевые одноразовые полотенца — без них в экспедиции никак. Вообще это считается шиком, но по моим наблюдениям, такие полотенца быстро сереют после нескольких стирок, вытираются и начинают выглядеть убого. Бумажные куда гигиеничней и действительно одноразовые.

Еще из сюрпризов. У раковин вы найдете губки для обуви, отдельно для темной и светлой, на случай если захотите перед обедом начистить свои болотные сапоги.

В зале приключения продолжатся. 

В углу притулился вертолет, на стенах — маскировочные сети, на окнах — рыболовные. Выглядит круто.

IMG_0791
Обслуживает меня Илья. Чудо в тельняшке. С таким в поход мечтает каждая вторая, чтобы пел у костра под гитару и рассказывал всякие байки. Быстро выясняется, что в этом он и правда мастер.

Какой, спрашиваю, суп у вас самый вкусный. А в ответ — сказочка. Талан, говорит, — это остров в Охотском море, где всякой рыбы видимо-невидимо, и люди, туда попавшие, прямо-таки начинают сходить с ума от этого изобилия. А в Тайге моря нет. Зато дичи полно. Есть у нас суп — Таежный Талан, попробуйте и все поймете. Заглядывает в глаза и вкрадчиво так спрашивает: «Хотите?»

— Хочу, — выдыхаю. — Суп, то есть.

Пока жду, приносит мне пощелкать кедровых орехов, хлебную корзину преимущественно из сухарей и таежный чай, который я попросила подать сразу. Пью, грызу сухари и вспоминаю — у меня все это уже было! Правда, не в Тайге, а на Кавказе. Тельняшки, дым костра, точно такой чай. Только там была душная ночь, а здесь вон брутальный мужик на экране высасывает воду из лунки во льду.

На потолке отмеченный маршрут, я болтаю ногами, сидя на стуле из сказки про Машу и трех медведей. Илья приносит суп.
IMG_0795
Огромная деревянная плошка, в которой ложка стоит. Наружу торчат куски мяса, которое, если верить Илье, когда-то было лосем, оленем, глухарем и кабаном. Разобрать, кто где в этой мясорубке невозможно, но после первой ложки складывается стойкое ощущение, что все они умерли не напрасно. Мясо хорошо разварилось, но спутать с говядиной невозможно — очень уж отличается текстура. Такой суп нужно есть жадно ложкой прямо из котелка, пока другие не отобрали. Или вот так, из красивой посуды чуть прикрыв глаза. И обязательно с самым лучшим в мире человеком. Или совсем одной, если он вдруг занят зарабатыванием денег, например. Объем меж тем у супа почти поллитра, наелся бы и дровосек, не говоря уж о такой в общем-то небольшой девочке, как я. Но не доесть — преступление.
IMG_0792

Суп подают со сметаной и опаленным розмарином. Для очистки совести пробую сметану и нюхаю траву. Но все это больше внешние атрибуты, суп в них не нуждается, он крайне самодостаточный и стоит каждой копейки из своих 680 рублей.

После Талана мне совсем не хочется в Доусон. А надо, ведь там меня ждет бургер из оленя. Собственно именно он и носит название этого канадского городка с населением в жалкую тысячу триста человек. Доусон суров: зимы здесь длинные и холодные (до -50 градусов), а лето короткое и чуть теплое (градусов 15). Но именно сюда стекались по 40 тысяч человек во время золотой лихорадки. Золота, говорят, здесь было много. И оленей тоже. Мой доусонский олень едет к мне домой, запакованный в пластиковый контейнер.

Дома я хожу вокруг него еще какое-то время, жду когда освободится муж.

Муж освободился. Пробует. Еще раз пробует. И выдает невероятное: «Крутой бургер».

Крутой бургер? Да это золотой бургер! Понятно, что стать котлетой между двух булок хоть и с маринованным луком — вряд ли предел мечтаний всех канадских оленей. Но, е-мое, даже в пластиковом контейнере, раздраконенный моими пальцами, этот бургер смотрится стильно, от него прямо из контейнера пахнет Джеком Лондоном, Жюлем Верном и даже немного стариком Хемом. Да я даже не удивлюсь, если этот олень при жизни носил свитер крупной вязки.

IMG_0797
Ок, это меня немного занесло. Но все же я бы рекомендовала побывать в этом ресторане северной кухни, пока он с такими ценами в нашем городе да в кризис еще не закрылся.

Еще по теме:

Рецензия на Le Grill
Про Le Grill

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *