В защиту шефа

Есть у меня слабость — люблю талантливых людей. Людей, которые искали себя и нашли. Я знаю, заниматься любимым делом и потихоньку протаптывать дорожку наверх — великое счастье. Второе по масштабам после счастливой любви с желанными детьми в придачу.

Такие люди, слава богу, есть в самых разных сферах. Кстати, о боге. Все говорят о том, что создал он человека по образу и подобию, и мало, кто задумывается, что это значит. Вряд ли бог выглядит как мы. Значит, роднит нас с ним что-то другое. – Способность творить, конечно. Он и не уничтожает наш дурацкий, искореженный людишками мир только потому, что эти самые людишки время от времени что-нибудь создают: полотна, музыку… А еще быстро умирающие виды искусства, самого чистого, которое сохранить невозможно. К ним относится, например, японское искусство создавать картины из дыма. Невероятное волшебство, которое живет считанные секунды. Запечатлеть на фото и видео – уже не то. А еще кулинария относится к ним, несомненно. Бывают блюда, которые западают в душу на всю жизнь, а сохранить их невозможно, и рассказать о тонкостях и оттенках вкуса тоже нереально.

Конечно, в людях? помимо божественного? есть еще очень много человеческого. Они часто ошибаются, даже когда творят, поэтому далеко не все творения входят в анналы. Это нестрашно, это – часть пути. Чистым художником быть невозможно, надо же есть, кормить семью. Поэтому иногда приходится творить на заказ, в заданных условиях. Есть вот в Москве красивый молодой шеф, влюбленный в готовку по уши. Ему очень повезло – он рано понял, что любит, поэтому сбежал из Гнесинки на втором курсе и поступил в кулинарный колледж. Со стороны выглядит как полный бред, но последующие годы доказывают, что он, похоже, не ошибся. Говорит о еде так, что слюни текут, и также готовит. Я это знаю, потому что один хороший человек пригласил меня на обеденный сет от этого шефа, и мне это помогло его понять. Это был французский сет, который шеф-повар Студии Юлии Высоцкой готовил в “Гавроше”. В него вошли классический суп вишисуаз, каре из ягненка и салат. Первые два блюда – традиция, его затем и выписали из Москвы. А вот салат – вариация на тему. Все ингредиенты вполне французские, но, несмотря на это, салат – чистое искусство. Представьте сочетание: горький радичио, солено-копченая утка, чесночный соус, сочный апельсин, терпкий голубой сыр и откровенно сладкий пекан. Это ж не салат – это тройной салют.

Искусство, его же не все понимают. Оно же не обязательно должно вызывать восторг, умиление. Иной раз смотришь на картину Гойи, например, мрачная, унылая, страшная даже, ну не может она тебе нравиться, но ты все равно понимаешь: перед тобой искусство. И этот салат. Он, конечно, не мрачный, красивый даже. Но очень уж яркий по вкусу, и эта горечь… Но искусство и все тут, ничего не поделаешь.

И вот сидит передо мной этот мальчишка, немного заносчивый, видно, что самовлюбленный, склонный к эпатажу даже, но через него просвечивает эта божья искра. Не скрыть ее. И замечательный портал Poseti-nn.ru публикует мое интервью с ним под провокационным заголовком “Я никогда не пойму шефа-вегетарианца”, и в сети вдруг поднимается маленький ядерный гриб ненависти.

Я понимаю, почему так случилось. У нас сейчас мода на толерантность. Это такая интересная вещь, когда положено жалеть и понимать геев, лесбиянок, алкашей, наркоманов, собачек, кисок. Но только не нормальных людей. Человека, который ест все продукты, никто не уважает, в нем нет жертвы. Под постом с ссылкой на интервью тут же появляется коммент: “А я никогда не пойму шефа- долбоеба”. Это написала молодая женщина. Мне неловко цитировать, мне не нравится писать такие слова, мне кажется, они портят карму. Особенно женщинам. Но мне важно написать, почему меня это задело. Казалось бы, критика адресована даже не мне, а всего лишь человеку, у которого я взяла интервью, мало ли их было и будет в моей жизни. Но. Вы встречали действительно талантливого композитора, который бы не любил ноту “си”, а любил бы, например, только “до” и “соль”. Далеко бы он на них ушел? Или хорошего художника, который, например, любил бы только желтый цвет? Ван Гог любил, но посмотрите: на его полотнах есть все цвета. Потому что их ровно столько сколько надо, и нот столько же. А продукты для талантливого повара – те же ноты. Нельзя писать гениальную музыку без “си”, “ре” и “ми”.

А эта молодая женщина (не буду называть ее имени, зачем позорить, вдруг одумается) несколькими комментариями ниже вновь пишет в адрес талантливого творца это гнусное слово, после которого нужно мыть рот и руки. Я не знаю, как женщины живут с испорченной кармой, как и от кого они рожают детей. Но наверняка они все-таки размножаются. Берут своего ангелочка за руку и идут с ним гулять в парк. А в парке художник пишет пейзаж, и в нем много желтого цвета. И женщина говорит ангелочку: “Смотри, дяденька не может без желтого цвета, значит, дяденька – долбоеб”. А потом они встречают скрипача, и женщина говорит своему ангелочку… Впрочем, вы поняли, что она ему говорит.

Я наверное тоже немало гадостей понаписала в сети, и меня аж передергивает, когда я представляю, что на это когда-то наткнется мой ангелочек, и стараюсь больше такого не делать. Я, конечно, бывает, ругаю шефов, но только когда они пытаются меня отравить, а все больше хвалю. И мне приятно думать, что в то время, когда эта молодая женщина изрыгает гнусные слова в адрес Антона Еремина, чью кухню она наверняка даже и не пробовала, сам Антон Еремин готовит что-нибудь потрясающе вкусное своей невесте.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *